О коллегии Адвокаты Контакты

СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ
ПО ПРОБЛЕМАМ СВЯЗАННЫМ С ДТП

ГЛАВНАЯ
УСЛУГИ
РАСЦЕНКИ
СОВЕТЫ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
АРХИВ ДЕЛ
МЫ В ПРЕССЕ И НА ТВ
   
   

 

 

МИЛИЦЕЙСКИЕ ПОДСТАВЫ
Дата: 22/12/2004
Тема: Автоюрист (разбор полётов)

Александр КОТОВ
председатель ЦС МПСВП

 

Из многих примеров мы выбрали именно этот, как наиболее типичный, наглядно отражающий отношение сотрудников правоохранительных органов к истине и судьбам людей. Искренне надеюсь, что эта сегодняшняя статья с подробным разбором ситуации поможет нашим коллегам избежать похожих неприятностей

В прошлом номере журнала была опубликована информация о водителях, ставших жертвами поборов и "подстав" со стороны сотрудников органов внутренних дел. Поводом для публикации стало уголовное дело, возбужденное в отношении члена нашего профсоюза водителя Удалова (далее - У), минувшей осенью рассмотренное Перовским районным судом г. Москвы. Защиту по этому уголовному делу вели адвокаты Московского Центрального филиала Московской областной коллегии адвокатов Гуревич К.Б и Иванов П.Н.

Будем смотреть правде в глаза. Водители далеко не так наивны, как хотят выглядеть на следствии и в суде. Пересекая МОЖД под знак 3.1 «Въезд запрещен», понимают, что этого делать нельзя, что инспектор все равно остановит, что если нет пропуска, то придется разворачиваться, ехать за пропуском или «решать вопрос на месте»…
Однако в данном случае водитель, следующий из Ижевска в Москву на завод «Салют», не собирался платить инспектору деньги за то, чтобы его пропустили за МОЖД. Он считал себя достаточно подкованным в юридических вопросах, и знал, что при возникновении конфликтной ситуации с инспекторами ГАИ максимум, что ему грозит официально – штраф за проезд под “кирпич”. Если остановят… Если не остановят – так проскочит…
Его автомобиль и второй грузовик, шедший следом, остановил инспектор Я-ов. После проверки документов, инспектор потребовал от водителя проследовать в его машину для уплаты штрафа (комментарий адвоката — Кодекс об административных правонарушениях допускает взимание штрафов на месте без составления протокола об административном правонарушении. Эту процедуру регламентируют ст.ст. КоАП 28.6.,32.3. Если назначается предупреждение или штраф в размере до 1 МРОТ (1 МРОТ пока составляет для расчёта штрафов 100 рублей) должностное лицо на месте оформляет предупреждение либо налагает и взимает штраф с выдачей нарушителю постановления-квитанции установленного образца).
Не подозревая о подвохе, У. направился в машину инспектора (кстати, обычную красную девятку без «цветографических схем» милиции и с частными номерными знаками.) Положив в машине инспектора 500-рублевую купюру на переднюю панель, У. стал ждать когда инспектор выпишет постановление-квитанцию об оплате штрафа и даст сдачу. Но инспектор что-либо выписывать не торопился, а повёл замысловатый разговор о деньгах, лежащих на торпедо, о том, кто их выдаёт водителю и т.д. А через пару минут двери машины распахнулись и сотрудники ОБЭП в штатском заявили нашему водителю, что он дал взятку и его задерживают.

У. доставили в здание ОБЭП, удерживали там в течение нескольких часов, не оформив абсолютно никаких документов о задержании. К задержанному У. почти сразу после доставления в ОБЭП УВД ВАО г. Москвы приехал (по просьбе его знакомых) адвокат Ф-в, которому не позволили присутствовать при получении показаний от У., даже не пустили на порог кабинета. Данные действия сотрудников ОБЭП являются грубейшим нарушением Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства, однако адвокат Ф-в отнёсся к проявлению произвола инертно, на своём участии в процессуальных действия не настаивал, что привело впоследствии к весьма негативным последствиям для его клиента.
У. заставили написать под диктовку оперативного сотрудника «чистосердечное» признание, продиктовали и текст показаний, которые У. переписал своей рукой.
Примерно через три часа У. отпустили. Когда У. вернулся к грузовику, его и вторую грузовую машину инспектора ДПС, стоявшие на том же месте, свободно пропустили в Центр. Водитель этой второй машины потом говорил: «Меня, получается, вообще на халяву пропустили, и без пропуска, и под знак без штрафа».

Затем было возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30; ч.2 ст.291 УК РФ (покушение на дачу взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие). Уголовное дело вел следователь Амиров Т.А.
У. обратился за помощью в профсоюз, где работу по защите прав водителей ведут адвокаты МОКА Гуревич К.Б. и Иванов П.Н.

В ходе следствия, благодаря грамотным (на этот раз) действиям адвокатов, выяснялись интересные детали.
Так, на очной ставке между У. и инспектором Я-вым, защитник задал вопрос: «Велась ли запись на диктофон на улице, до момента, когда У. оказался в машине инспектора?», Я-ов ответил: «Да, велась». На вопрос адвоката «Сколько у Вас было диктофонов?», Я-ов ответил, что «Два, один при себе, другой в машине»…
Когда инспектор, отвечая следователю, сказал, что «сидящего напротив У. он не помнит”, и следователь Амиров гордо предъявил инспектору протокол его же, Я-ва, допроса в качестве свидетеля , инспектор ДПС заявил, что подпись в протоколе не его, и допроса никакого не было. Вот так !
В материалах дела находились Постановление о проведении оперативного эксперимента, План оперативного эксперимента, и Акт опечатывания и выдачи диктофона. Так вот, согласно этому Акту, инспектору Я-ву «для фиксации его переговоров с водителями большегрузных автомашин», был выдан один диктофон. Очевидно, что аудиозапись со второго диктофона, где зафиксирована часть происходившей на улице беседы со словами Я-ва о взимании штрафа на месте, не устраивала следствие, противоречила позиции обвинения, и поэтому исчезла вместе со вторым диктофоном и актом о его выдаче.

Адвокатом Гуревичем К.Б. немедленно по окончании очной ставки были поданы жалобы в Прокуратуру и Главное следственное управление ГУВД г. Москвы на действия следователя, возможно сфальсифицировавшего этот протокол допроса свидетеля. К сожалению, адекватных мер реагирования не последовало. Безнаказанность в этой ситуации повлекла ещё большую самоуверенность следователя Амирова, беззастенчиво говорившего о том, что жаловаться на него бессмысленно, так как его близкая родственница работает в Главном Управлении собственной безопасности МВД РФ!

В ходе предварительного следствия защита У. столкнулась со множеством нарушений процессуального законодательства, допущенных следователем, нежеланием руководства Следственного Управления УВД ВАО г.Москвы контролировать работу подчинённых, совершенно возмутительными фактами, такими, как скандал, учинённый следователем Амировым инспектору ДПС Я-ву (это при том, что адвокат и обвиняемый ещё не отошли и метра от кабинета следователя) после очной ставки, на которой инспектор заявил, что подпись в протоколе допроса свидетеля не его.

Были проведены очные ставки и с “понятыми”, чьи подписи стояли в протоколах.
В соответствии с УПК РФ “понятой” – не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо. В данном же случае, понятыми являлись лица, более 20 раз привлекавшиеся в этом качестве сотрудниками ОБЭП, о чем на вопрос адвоката и заявил один из них. Оперативные эксперименты, по показаниям понятого, начинались в 7 часов утра в здании ОБЭП, где инспекторам ДПС выдавались диктофоны, понятые расписывались в документах и получали инструктаж. Затем несколько часов требовалось для выявления потенциального взяткодателя, задержания и документирования. Трудно представить, что без какой-либо личной заинтересованности молодые трудоспособные люди стали бы на постоянной основе тратить время на помощь милиции в таких неоднозначных делах.

Обстоятельства расследования данного уголовного дела указывают на весьма печальную для общества в целом тенденцию отступления от принципов справедливого и законного следствия. Как Вы думаете, что произошло, после того, как Я-в заявил о том, что подпись в протоколе не его и допроса никакого вообще не было? В этом протоколе значится, что допрашивал инспектора лично следователь Амиров. Вопрос – кто, кроме него, мог подделать подпись инспектора ? И если инспектор Я-в заявляет, что водителя У. не помнит, ничего по поводу происходившего сказать не может, то как, собственно, быть с уголовным делом в отношении У.?

Протокол допроса свидетеля является доказательством по уголовному делу (ст.74 УПК РФ). Данное дело возбуждено по ч 2 ст.291 УК РФ, ст.15 УК РФ относит такие преступления к категории тяжких. Часть 3 ст. 303 УК РФ предусматривает за фальсификацию доказательств по делу о тяжком преступлении наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 7 лет. На первый взгляд, ситуация очень тревожная для следователя. Но руководство следственного подразделения быстро нашло выход – просто ещё раз допросили Я-ва, и на этом допросе он уже «вспомнил» и водителя У., и обстоятельства дела, а прежнюю забывчивость объяснил тем, что был не выспавшимся после дежурства. Всё очень просто и никакой фальсификации больше нет! Впрочем, как и справедливости. Никакой реакции на направление вместе с жалобами копий протоколов допросов и очной ставки ни из Прокуратуры, ни из ГСУ ГУВД г. Москвы не последовало. А ведь подобные факты подрывают уважение к правоохранительной системе в России и к закону в целом, убеждают граждан страны в пренебрежительном отношении к их судьбам со стороны власти.

По окончании следствия закон предоставляет право знакомиться со всеми материалами уголовного дела и копировать их. Ключевым доказательством вины У. или его невиновности являлась аудиозапись разговора с инспектором. Как говорилось выше, запись части разговора, происходившего на улице, до того, как У. Пересел в автомобиль инспектора, в материалах дела отсутствовала, несмотря на то, что инспектор её вел. Запись разговора в машине защитнику для копирования предоставлена не была. Только очередная жалоба адвоката на незаконные действия следователя позволила получить копию аудиозаписи.

Линия защиты состояла в том, что У. взятку не давал, суд посчитал иначе, но, приняв во внимание многочисленные нарушения, выявленные адвокатами в ходе следствия, назначил наказание в виде штрафа в 5000 рублей, т.е. в 20 раз ниже низшего предела, предусмотренного ч.2 ст.291 УК РФ, максимальным наказанием по которой является 8 лет лишения свободы.

Принимая участие вместе с адвокатами в этом судебном процессе, я, как председатель профсоюза, обратил внимание судьи на беспринципность милиционеров, проявленную как при задержании У., так и при проведении последующих действий по доказыванию несуществующей попытки дать взятку. И я надеюсь, что участники процесса согласились со мной : начало всей этой истории было положено самой ГИБДД: если бы целью гаишников было оградить центр Москвы от коптящих и неповоротливых грузовиков, они стояли бы до запрещающего знака. Стоят же инспектора через 200-300 м после “кирпича”… Так что говоря об их действиях, можно уверенно предполагать, что проблемы дорожного движения в мегаполисе их интересуют в последнюю очередь. Так что, пытаясь проскочить в центр Москвы без необходимых пропусков, имейте это в виду, дорогие коллеги!

Позвоните нам, Вас внимательно выслушают, Вы получите краткие первичные рекомендации по телефону бесплатно:

(495) 790-5060 или (495) 542-1357

 
 
 
 
Тематические ссылки  
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru